• 26 февраля 2022 в 09:30
  • 2
  • 0

Накануне съезда: Партия Nur Otan должна стремиться к долгосрочному лидерству – Зарема Шаукенова

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Казахстанское общество находится в ожидании нового пакета политических реформ, которые готовит Глава государства для реализации проекта «Новый Казахстан». В беседе с корреспондентом МИА «Казинформ» академик Национальной академии наук РК, доктор социологических наук Зарема Шаукенова подчеркнула важность формирования многопартийной системы в стране как составной части политических реформ.

«Еще в сентябре 2019 года в своем первом Послании народу Казахстана Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Кемелевич Токаев подтвердил, что обещанная им в предвыборной платформе политическая трансформация будет постепенно и неуклонно осуществляться с учетом интересов нашего государства и народа. При этом был обозначен фундаментальный принцип: успешные экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны. В качестве необходимой меры было предложено продолжение процесса партийного строительства. Также было сказано, что партия «Nur Otan» последовательно выполняет ответственную миссию ведущей политической силы страны. Но необходимо сотрудничать с другими политическими партиями и движениями, проводящими конструктивную политику на благо общества. Как Глава государства, К.К. Токаев видел свою задачу в том, чтобы содействовать развитию многопартийности, политической конкуренции и плюрализма мнений в стране. Он подчеркивал, что это важно для стабильности политической системы в долгосрочной перспективе», – сказала З. Шаукенова.

Также ученая напомнила, что в Послании 2021 года Президент подтвердил, что поэтапная политическая модернизация – одна из главных задач стратегического курса нашего государства. За последние два года в этой сфере удалось осуществить целый ряд серьезных преобразований. Они укрепляют вектор на устойчивое демократическое развитие, качественно меняют политическую систему, способствуют более широкому вовлечению граждан в управление государством. Но Президент подчеркнул, что останавливаться на достигнутом нельзя, цель – дальнейшее повышение эффективности государства, транспарентности и конкурентности политического процесса.

«В свое время казахстанский политолог Мейиржан Машан прогнозировал, что развитие партий в Казахстане будет происходить в рамках постепенного перехода от доминирования национал-патриотической парадигмы к государственно-политической и затем – к социально-экономической. То есть это то, что мы сейчас называем парадигмой конкурентоспособности. Соответственно, приход более рациональной, прагматичной рыночной эпохи способствовал постепенной оптимизации партийного поля, выходу его на более современный уровень и тип структурирования. В этой связи главной линией преобразования партийной системы в Казахстане за три десятилетия независимости стал переход от атомизированной или неограниченной многопартийности к системе сначала умеренной многопартийности, а затем – к полуторапартийности или системе доминирующей партии, по базовым матрицам ведущих стран Юго-Восточной Азии и некоторых европейских государств. Весь прошедший период партийной трансформации характеризуется как «политический маятник»: сначала – государственно-партийная секуляризация, а затем – новое сближение, сращивание, но в новых условиях и по прошествии нескольких витков политических, социальных реформ», – отметила З. Шаукенова.

По ее мнению, первый этап партогенеза в Казахстане был достаточно обширен – он продлился практически 12 лет, с 1991 по 2002 годы. На этом этапе имелась простая, неограниченная многопартийность. После того, как был произведен демонтаж монополии КПСС, создание политических партий никак через количественные параметры не ограничивалось. К концу периода неограниченной многопартийности в стране действовало 19 политических партий, готовились к образованию партий еще около полудесятка организаций. Следующий этап был знаменован переходом к умеренной многопартийности. На этом этапе сыграли свою роль поправки в законодательство о партиях, установивших высокую планку их минимальной численности для официальной регистрации. В результате институционально партийное пространство сократилось на треть. Начиная с 2006 года, партийная система постепенно приобретает нынешние черты полуторапартийности. Подобные процессы происходили не только в Казахстане, но и во многих других странах.

«Cледует принимать во внимание значимость и весомость консервативных настроений в казахстанском обществе. Сутью партийно-политического транзита и политических реформ стало постепенное укрепление роли партий, их включение в государственную систему, повышение ответственности в защите интересов граждан. Рассматривая политические партии, как один из ведущих институтов гражданского общества и, соответственно, один из ключевых механизмов политического представительства социальных интересов, в Казахстане проводилась целенаправленная политика по созданию условий для формирования в политическом пространстве страны сильных дееспособных партий. Обозначился главный тренд в партийной системе: только парламентский статус может стать гарантией того, что партия может сохранить свое влияние и не уйдет в небытие. Это – уже очевидный критерий усиления самой политической системы. Внесистемные партии или организации не могут найти себе поддержку среди населения», – считает академик.

З. Шаукенова также уверена, что та партийная структура, которую мы имеем сейчас, при всех ее плюсах или минусах – это отнюдь не результат политических технологий, вернее, не только их, но, в целом, той социальной почвы, на которой взращиваются все политические преобразования.

Теперь естественным образом встает вопрос, как партийно-политическое развитие Казахстана пойдет дальше? Для этого необходимо привлечение экспертных оценок включения базовых инструментов конструирования партийного процесса.

«Следует сказать, что отношение к полуторапартийности среди отечественных экспертов в опросах, проведенных нами, ранее по показателям было близко к классическому. По этому вопросу положительные экспертные оценки – 54,3%, перевешивали отрицательные – 45,7%. В то же время группа экспертов с положительным отношением к полуторапартийной системе неоднородна. Большая часть таких экспертов говорит об абсолютной приемлемости подобной модели – 29%, меньшая (25,3%) связывала потребность в ней с чрезвычайным характером, возможными кардинальными политическими переменами. Главным аргументом экспертов, стоящих за полуторапартийную систему, было то, что она уже фактически действует. На втором месте стоит довод, лежащий в плоскости чрезвычайного механизма защиты политической системы, как фактор стабильности – 72,5%. Треть экспертов из 54,9%, положительно расценивающих полуторапартийность, увязывали ее с особенностями общественного развития. 68,6% высказались за то, что такая система соответствует нашей ментальности, 66,6% – что она эффективна для транзитного общества. Из тех, кто выступал против, – 45,1% экспертов – в большей мере обеспокоены отсутствием альтернативного мнения как опасности идейного застоя в партии власти – 75,8%, а также монополизации политического поля – 72,7%», – сообщила З.Шаукенова.

Также она отметила, что, говоря об альтернативе полуторапартийности – многопартийности, часть экспертов – 46,8% – называли ее лучшим выражением демократии. Доля экспертов, говоривших, что многопартийность без вмешательства может сама приобрести необходимые, наиболее удобные и приемлемые для общества формы – 41%. Из этого логически следует, что остальная часть экспертов все же допускает возможность активного участия государства в партийном процессе, по крайней мере, не против этого. Примерно треть экспертов полагала возможным вернуться к созданию блоков партий, как стимула многопартийности – 35,5%. Около трети экспертов высказывали мнение, что многопартийность не подходит для Казахстана. 29,4% опрошенных считали, что она может действовать только в странах с многовековой традицией. 22,5% экспертов рассуждали, что наше общество уже имело многопартийность и для Казахстана это пройденный этап. Десятая часть экспертов высказывалась еще более остро, называя многопартийность фактором потенциальной гражданской конфронтации.

«Предложенная Главой государства формула политической системы – «Сильный Президент - влиятельный Парламент - подотчетное Правительство» - является основой стабильности государства. Это еще не свершившийся факт, а цель, к которой мы должны двигаться ускоренными темпами, воплощая в жизнь концепцию «Слышащего государства», оперативно и эффективно реагирующего на все конструктивные запросы граждан. Только путем постоянного диалога власти и общества можно построить гармоничное государство, встроенное в контекст современной геополитики. Диалог власти и институтов гражданского общества четко вписывается в казахстанскую модель реформ. Модель общественного диалога лежит в русле современных, прогрессивных идей делибертативной демократии. Завершение ХХ века и начало нового ХХI века были связаны с появлением новых версий «делибертативной демократии». Она носит компромиссный характер, как по отношению к максималистским, так и к минималистским концепциям. Основным апологетом такой концепции является Ю. Хабермас. По его замыслу «делибертативная демократия должна соединить процесс поиска истины с процессом подготовки политических решений. Центральным звеном подготовки решений в этой системе (...) представляется дискурс – свободная дискуссия всех заинтересованных лиц, осуществляемая в условиях широкого, активного, децентрализованного участия и отвечающая требованиям рациональности». Сквозь призму такой стратегии любые политические изменения должны были проводиться, только пройдя фильтр общественного диалога и апробации», – подчеркнула З. Шаукенова.

Созванный Главой государства внеочередной 22-й Съезд «Nur Otan», по мнению ученой, имеет в виду и эту цель. В ходе съезда будут обсуждаться приоритеты по дальнейшей модернизации работы партии, формирование в целом новой конфигурации партийной системы, как составной части политического реформирования. На политической арене могут появиться партии, способные привлечь в свои ряды определенный сегмент протестного электората и перевести тем самым активность части граждан из стихийного русла в институциональное.

Но, по мнению З. Шаукеновой, в принципе, суть партийной системы от этих изменений может не измениться. В краткосрочной перспективе она останется системой с доминантной партией, или полуторапартийной. Что касается перспектив системы с доминирующей партией, то в целом, изучая опыт азиатских стран с полуторапартийной системой, можно видеть, что в переходные моменты истории – укрепления независимости, становления рыночной экономики и демократических институтов – продолжительное нахождение у власти одной политической силы имеет несомненные преимущества. Как показывает опыт Японии, Сингапура, Малайзии, Тайваня, крупные политические партии, доминирующие на партийно-политическом поле страны, способны дать мощный толчок развитию страны, мобилизовать нацию во имя общенациональных целей.

«Партия «Nur Otan», являясь доминантной в партийно-политической системе страны, должна стремиться придавать своему лидерству не ситуативный, а долгосрочный характер. Для этого ей необходимо постоянно доказывать свое лидерство, иначе ситуация может поменяться. Собственно, она уже поменялась. Партия должна делать все возможное, чтобы стратегические приоритеты страны, заложенные в Посланиях и модернизационных программах Главы государства, были исполнены, причем исполнялись именно так, как сказал Президент страны – чтобы жизнь в каждом регионе, каждом населенном пункте, городе, ауле менялась к лучшему. Чтобы избежать в своей деятельности косности, неповоротливости, отсутствия кадровой ротации, партии необходимо обновление, ребрендинг и поиск лидеров из народа, на местах.

«В сложившихся условиях должны быть поставлены более амбициозные задачи перед брендом партии «Nur Otan»: включение максимального количества активных членов и сторонников партии в партийную повестку, в кадровые лифты. Партия «Nur Otan» – или, возможно после ребрендинга, с измененным названием, – будет оставаться на рассматриваемую перспективу политической силой, несущей значительную долю ответственности за дальнейшую судьбу Казахстана. В определенном смысле, такое положение выступит стабилизирующим фактором политической жизни, так как абсолютная доминанта и «удельный вес» «Nur Otan», как в определяющих ветвях власти, так и практически на всех ее уровнях, гарантирует их единство в реализации партийного курса», – резюмировала свои рассуждения З.Шаукенова.

В заключение академик отметила, что в тоже время становление многопартийности в Казахстане будет продолжаться. Перед политическими партиями страны стоят не только традиционные задачи, такие как организационное оформление, формулировка программных положений, привлечение сторонников, но и новые, определяемые как общей тенденцией развития партий, так и особенностью Нового Казахстана.


По материалам: inform.kz

Комментарии

Вам следует зарегистрироваться и войти в свой аккаунт, чтобы иметь возможность комментировать.

    Голосование
    Интересное
    В столице Кыргызстана стартовал проект «Бала келечекте»
      сегодня в 11:10   Кыргызстан
    В России находятся 4,5 млн беженцев с Украины и Донбасса
      сегодня в 14:15   Россия
    Остановили «Ростов»: «Зенит» победил главного преследователя в РПЛ
      сегодня в 09:35   Россия
    Всемирные игры кочевников: Казахстан завоевал третье золото
      сегодня в 10:20   Казахстан
    Димаш Кудайберген показал, как проходили съемки "самого дорогого клипа в мире"
      сегодня в 07:45   Казахстан
    Обменный ракурс: Минфин выступил за регулирование игровых валют
      вчера в 21:10   Россия
    Аналитики объяснили решение ЦБ разработать доппроцедуры установки курсов валют
      сегодня в 13:10   Россия
    Генсек ОДКБ Станислав Зась прибыл в Кыргызстан
      сегодня в 15:10   Кыргызстан
    В бочку меда не добавили ложку дегтя: великолепное кино о Кусаинове без кулачных боев
      вчера в 19:45   Казахстан
    «Каждый из нас от воссоединения ждет укрепления России и мира»
      вчера в 20:30   Россия